Этично ли писать неэтично, или обращение «ТШ» в журналистскую комиссию по этике

После выхода статьи в СБ (https://www.sb.by/articles/igly-razuma-metadon.html), вызвавшей резонанс среди сообщества и оскорбившей его, получившей негативные отзывы со стороны специалистов в области ОЗТ Беларуси, РСОО «Твой шанс» предприняло следующие шаги, чтобы повлиять на создавшуюся ситуацию:

1. 10.07.2018 — Визит в редакцию СБ для встречи с главным редактором, который предложил нам найти журналиста, который согласился бы осветить работу кабинетов ЗТМ РБ, и после ознакомления с этой статьей опубликовать ее. Это было его личное предложение.

2. 16.07.2018 — Состоялась поездка в г.Полоцк в кабинет ЗТМ, беседа с медперсоналом и пациентами для проверку фактов, представленных в статье. Они дали интервью. Выяснилось, что факты, приведенные в статье корреспондента СБ, не соответствуют действительности и вымышлены.

3. — Визит в журналистскую комиссию по этике при поддержке специалиста в области лечения ОЗТ В.Пикирени и журналиста Т.Жарносек на основании заявления Т.Жарносек (дружественного нам журналиста), где были получены рекомендации и консультации.

4. По просьбе РСОО «Твой шанс» корреспондент Т.Жарносек написала статью, основанную на фактах, комментариях специалистов, исследованиях, которую отнесли в редакцию СБ и зарегистрировали в отделе обращений граждан. Ответа до сих пор не получено…

5. 09.10.2018. — Подготовлено письмо с требованием опубликовать опровержение на статью. Письмо зарегистрировано. После этого состоялась встреча с главным редактором СБ по поводу опровержения, на которой, ссылаясь на непонятные аргументы, нам было отказано в публикации статьи в СБ. По электронной почте пришел ответ с отказом от опровержения, но без подписей и не на официальном бланке.

6. 21.12.2018. — Участие в Круглом столе по в СБ по ЗТМ. Присутствовали главный специалист управления организации медицинской помощи Минздава Ходжаев А.В., доцент кафедры психиатрии и наркологии Белорусской медицинской академии последипломного образования Айзберг О.Р., зам.главного врача по наркологи Минского областного наркологического диспансера, начальник первого отдела первого управления главного управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми криминальной милиции МВД РБ Шелегова Е.Д. По результатам корреспондентом СБ подготовлена статья о ЗТМ, которая направлена руководству на рассмотрение, но до сих пор не опубликована.
7. — РСОО «Твой шанс» подано обращение в журналистскую комиссию по этике следующего содержания:

Хотим обратиться в Комиссию по этики Белорусской ассоциации журналистов с просьбой дать оценку этичности следующего материала, который вышел в газете “Республика” – https://www.sb.by/articles/igly-razuma-metadon.html – материал Татьяны Кондратьевой “Метадоновая терапия для лечения наркоманов: панацея или путь в никуда?”

Мы считаем, что эта статья содержит язык вражды, который передается последовательным ассоциированием героев материала (посетителей метадонового кабинета) с нарушителями закона. В тексте создается опасный угрожающий образ людей, зависимых от наркотиков. Кроме того, в материале выражается предвзятое отношение к героям публикации, а также выражается сомнение в эффективности методов лечения, что ущемляет честь и достоинство специалистов, задействованных в программе, а также нарушает кодекс этики журналистов.

Эти выводы основаны на следующих примерах из журналистского текста:

1. Текст оказывает негативное воздействие, описывая терапевтическое средство как наркотик, а проходящих терапию как «наркоманов», т.е. нарушителей закона и социально опасных людей, что не верно. Созданы отталкивающие образы, связанные с уголовной ответственностью: “прячется”, “нервно курит”. Семья упоминается в кавычках, словно героям чужды человеческие отношения и искренние чувства привязанности к близким.
2. “Безошибочно узнают своих” – это традиционная характеристика членов стаи, так пишут о животных и о членах банд. Такие выражения работают на создание опасного образа.
3. “Стоят утром в нетерпеливом ожидании” ассоциируется с описанием людей, зависимых от алкоголя, караулящих открытие магазина.
4. “Массивная металлическая дверь”, “видит, кого впускает”, “металлические прутья” – это отсылки к тюрьме. На этом фоне тома медкарт воспринимаются как тома уголовного дела, то есть снова подчеркивается опасность героев. Чувство опасности у читателя усиливает упоминание наркоконтроля за дверью.
5. Подзаголовок «проблемный контингент» также из лексики тюремных надзирателей.
6. Выражения «привычное состояние эйфории» и «повторение фазы наслаждения» описывают наркозависимость как беззаботное и очень сильное удовольствие, к которому герои будут стремиться вернуться, ведь это так приятно. По сути же, зависимость – это дискомфорт, а вещества нужны чтобы на время не чувствовать дискомфорта, потом цикл повторяется и в этих циклах мало радости. И если зависимость описывать как дискомфорт, становится понятно, что люди действительно могут хотеть от нее избавиться. Но в этом тексте она описана так, что трудно поверить в то, что кто-то может хотеть с ней порвать. В тексте получается, что люди держатся за программу только чтобы получать препарат без угрозы тюрьмы. Не зафиксировано, что они ведут совершенно иной образ жизни, отличающийся от образа жизни потребителей “уличных” наркотиков.
7. Упоминание готовности стать на колени ради порции метадона, как и упоминание «других наркотиков» – все размывает границу между заместительной терапией и “уличным” наркопотреблением. А последнее на протяжении всего текста ассоциируется с преступным миром. Вот и один из героев под следствием за мошенничество. Не находящиеся под следствием как и статистика правонарушение в группе проходящих терапию образ наркозависимого преступника, возможно, разрушают, поэтому в материал не попали.
8. «За решеткой обходится без метадона» – написано так, словно это очень просто, обойтись без метадона. Надо только чтобы перестали баловать и давать его. Выше в тексте есть утверждение, что отказаться от зависимости можно с помощью силы воли. То есть наркозависимые – это не люди с тяжелым биохимическим заболеванием, а безвольные, слишком привычные к эйфории, но если жизнь заставит, например, в тюрьме, то могут и обойтись без удовольствия.
9. Безграмотность – еще один штрих, создающий жалкий образ.
10. Есть выражения «официальный наркотик», «кустарный наркотик» – выбор слов направлен на подчеркивание того,что метадон – тоже наркотик, а не на выделение его специфики как средства терапии.
11. Уколы в пах, пробитая щека – образ людей, готовых на любые крайности, «они пойдут на все». И ради чего? «достичь той стадии кайфа, жаждой которой его мучит память» – то есть не ради избавления от страданий. Они, как следует из текста, стремятся к эйфории и не согласны на меньшее. Что обычное состояние не имеющего зависимости человека для зависимого мука как-то упускается.
12. Мнение специалиста приведено только одно, скептическое. Ни слова в защиту.
13. Как цель текста настойчиво провозглашается отказ от препаратов, а не снижение рисков и социализация. Словно если не смог бросить, то все напрасно. Хотя с зависимостью можно жить и быть интегрированным в социум, как живут с диабетом. Но автор считает «Это как ребенка отучают от пустышки – поплачет и перестанет…» и игнорирует слова героя о возможных медицинских проблемах при полном отказе от препарата.
14. Автор ссылается на 100 стран мира, подписавших резолюцию, что нельзя лечить наркотики наркотиками, но забывает упомянуть, что с тех пор многие из этих ста стран ввели у себя заместительную терапию и число этих стран растет. Упомянутая резолюция устарела.
15. Наконец, трогательный аргумент про деньги из бюджета на оплату труда медсестер приводится так, словно пациенты метадонового кабинета не платят налоги. Словно это «мы», не имеющие зависимости, отдаем «наши» деньги «им», зависимым. А они словно бы не граждане, не налогоплательщики, их денег в бюджете нет и им ничего не причитается.
16. Выводы в общем ключе:
— ожидаемого эффекта нет – хотя цели программы приписаны журналистом;
— узакониваем официальную наркоманию — тут автор увлекся и сгоряча дважды упомянул легальность,чем обессмыслил фразу (официальное не надо узаконивать);
— метадон из средства снятия ломки стал «дозой дури», т.е. вдруг оказался способным дать эйфории, что выше отрицалось;
— сама идея заместительной терапии в который уже раз называется спорной, хотя автор ни с кем о ней не спорит и приводит только доводы против.
17. Также в тексте явно нарушена информационная стратегия по ВИЧ-СПИД. Например, выражение «способствует профилактике столь страшных заболеваний, как ВИЧ и гепатит» нарушает 10-й стандарт стратегии «Нельзя использовать в информационных материалах по ВИЧ/СПИДу некорректную терминологию», а именно «ужасная болезнь», «страшный приговор» и т. д.
18. Автор неоднократно в материале ставит негативную оценку программе лечения, которая в большинстве стран мира признана эффективной: «В нынешних условиях программа явно пробуксовывает, ожидаемого эффекта нет. Создается впечатление, что мы просто узакониваем официальную наркоманию, беря на себя расходы по обеспечению зависимых людей постоянной дозой дури». Подобными выражениями автор ставит под сомнение эффективность лечения, что противоречит принципам этики журналиста.

Обращение подготовлено командой республиканского общественного объединения “Твой шанс” при поддержке специалистов общественной инициативы «Журналисты за толерантность».

Будем благодарны, если комиссия БАЖ рассмотрит этот кейс и даст свою экспертную оценку материалу.